Инструменты пользователя

Инструменты сайта


публикации:informatsionnaya-voyna-i-eyo-tehnologicheskie-osobennosti

Информационная война и ее технологические особенности

INFORMATION WARFARE AND IT'S TECHNOLOGICAL CHARACTERISTICS

Авторы
Горбунов К. В.
Фёдорова Е. Е.
Журнал
Научные дискуссии о ценностях современного общества
Выпуск № 6 / 2014
Ключевые слова: противоборство, информационная война, «мягкая сила».


В статье рассматривается феномен информационной войны, актуализировавшийся в последнее время, при этом особое внимание уделяется информационно-психологическому воздействию, выделены некоторые технологические особенности ведения информационной войны и предложены направления преодоления проблем конциентального характера посредством информационного влияния на граждан.


Мировое политическое пространство современности характерно «турбулентными» процессами, обусловленными преобразованием информационного противоборства, в наиболее его активную фазу -информационную войну. Известный с древности этот вид обеспечения боевых действий, в настоящее время приобрёл актуальное значение, как в ходе открытого военного конфликта до и после войны, так и в мирные периоды жизни человечества.

Характерными этапами информационной войны являются подготовка мирового сообщества к последующим событиям, выработка поддержки и оправдания силового решения конфликта, в ходе вооруженной борьбы применение информационного оружия на тактическом уровне (подрыв морального состояния противника, подавление радио-электронных средств, программно-техническое воздействие, техническая и компьютерная разведка), после окончания открытой фазы вооруженного конфликта - формирование общественного мнения о правильности действий агрессора. Объектами воздействия при этом являются радиоэлектронная, кибернетическая, коммуникационная, духовная области общества-мишени.

По нашему мнению, наиболее страшным видится информационнопсихологическое воздействие в мирное время на духовную составляющую социума, которое «в состоянии не только причинить вред здоровью, но и привести к блокированию на неосознаваемом уровне свободы волеизъявления человека, утрате способности к политической, культурной и другой самоидентификации, манипуляции общественного сознания и даже разрушению единого информационного и духовного пространства» [3].

Феномен информационной войны в глобальном мировом масштабе исследуется многими учеными, в частности И. Панарин в своей книге «СМИ, пропаганда и информационные войны», утверждает «…что ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОИНА есть основное средство мировой политики на протяжении всей истории человечества, доминирующий способ достижения духовной, политической, финансовой и экономической ВЛАСТИ в мире» [8, С.22].

США на концептуальном уровне разделяют инфовойну первого и второго поколения [3]. Информационная война первого поколения рассматривается как обеспечивающий компонент традиционных методов ведения противоборства, от которого не целесообразно отказываться и в перспективе. Развитие информационных возможностей позволит привести к отказу от привычных способов применения силы, тогда и появляется информационная война второго поколения. Она означает «создание атмосферы бездуховности и безнравственности, негативного отношения социальных групп населения для формирования политической напряженности и хаоса; дестабилизация отношений между политическими движениями в целях провокации конфликтов, обострения политической борьбы; снижение уровня информационного обеспечения органов государственного и военного управления, затруднение принятия ими стратегических решений, дезинформация населения о работе государственных органов, подрыв их социальных, политических, национальных и религиозных столкновений; инициирование забастовок, массовых беспорядков и других акций социальноэкономического протеста; подрыв международного авторитета государства -оппонента, его сотрудничества с другими странами; нанесение ущерба жизненно важным интересам государства - оппонента в различных сферах» [3]. Возникает вопрос, каким образом реализовать вышеперечисленные цели информационной войны, кто является участником продвижения информационного негатива в социум страны?

Тактика информационного воздействия Соединенных Штатов Америки ярко проявляется в действиях этого государства. США применяют всё многообразие спектра информационного влияния на социальные системы в различных сферах жизнедеятельности своей и других стран, кульминацией чего в последнем случае является даже изменение политического устройства государства. Внутри США населению СМИ предоставляют информацию, ограниченную определёнными рамками, обеспечивающими национальную безопасность с точки зрения власти. Для других государств готовятся специальные формы информационного воздействия. В зависимости от степени агрессивности такое воздействие приобретает форму «мягкой силы» или «информационно-психологической войны», которая способна перерасти в открытое силовое противостояние - «жесткую силу». Посредством применения «мягкой силы» пропагандируются преимущества американского образа жизни, государственного устройства, образовательной системы, достижений в технологическом развитии и т.п. В этой концепции важна составляющая обменных программ, которая позволяет в перспективе осуществлять выгодную политику стран-мишеней с опорой на властную элиту - участников американских образовательных программ. В открытых источника имеются такие данные относительно результатов деятельности престижных американских обменных программ: выпускники этих проектов широко представлены в политической элите Южной Кореи, Аргентины, Чили, Германии, Великобритании, Израиля и Японии. В 2003 году опубликованы результаты Программы им. Д. Эйзенхауэра, согласно которым уже тогда насчитывалось 4 главы правительства, 110 министров, 43 посла, 37 руководителей госкомпаний и банков различных стран, прошедших обучение за их пределами. В Российской Федерации численность сообщества выпускников обменных образовательных программ около 55 тысяч человек [12]. Создавая группы лояльных к американской политике людей во властных структурах других государств, США обеспечивают себе защиту от возможных угроз со стороны этих стран и выгодные условия для продвижения своих интересов.

Деятельность по изменению ментального состояния части населения Украины - государства сопредельного с Российской Федерацией, народ которой является братским российскому, привели к государственному перевороту и расколу страны на два противоборствующих лагеря. Статистика подтверждает осуществление сетевой информационной деятельности в этой стране иностранных структур. Так, уже в 2004 году на территории Украины работали 399 международных организаций, 421 благотворительная организация с международным статусом, 179 структурных ячеек неправительственных общественных организаций зарубежных государств. «Сеть негосударственных организаций (НГО) на Украине развивается в первую очередь благодаря иностранной денежной помощи» [4, С.208]. При этом западные информационные структуры ухитряются на территориях своих стран блокировать объективные сведения о реальном положении дел настолько, что властные структуры, заинтересованные в стабильности, не владеют необходимой информацией. Консюмеризм властной элиты, зависимость её от олигархов Украины, слабое экономическое состояние западных регионов страны, использование идеологических разногласий позволило достаточно легко манипулировать радикально ориентированными социальными группами.

Средства массовой информации - ещё один элемент информационной войны, через который возможно распространение выгодно ориентированной информации, вплоть до откровенной лжи. Предоставление и интеграция в мировое сообщество ложного состояния дел является, за редким исключением, поразительной особенностью информационного воздействия. Например, в ходе проведения контртеррористической операции в Чеченской Республике, властными структурами Российской Федерации был проигнорирован информационный фактор, это позволило утверждать что «большинство россиян, благодаря мифам и небылицам СМИ имеют слабое представление о том, что на самом деле происходило в Грозном» [1, С.23]. Чеченские боевики вели активную работу с представителями СМИ, что дало возможность формировать одностороннее представление о характере ведения боевых действий и выработать пассивное отношение общественности к разрешению конфликта на чеченской территории [1, С.24].

В случае же вооруженного конфликта в 2008 году между Грузией и Южной Осетией с участием Российской Федерации нашему государству, в роли принуждающего к миру, пришлось принимать активные информационные меры, чтобы восстановить реальный и правдивый ход событий, но в полной мере этого достигнуть опять не удалось из-за блокирования информационных потоков в западных странах. Словом, дезинформация в настоящее время приобрела более изощренный вид и является опасной угрозой для глобального состояния человечества, т.к. формирует квазимировоззренческие установки и ложное восприятие действительности.

Ведущие страны мира создают или уже создали войска для ведения информационных войн. Основным их инструментом является информационное оружие - «качественно новый вид оружия, который постепенно заменит огневые, ядерные и другие средства поражения» [6, С.54]. Это обусловлено некоторыми свойствами и особенностями присущими информационному оружию, а именно его универсальностью, скрытностью, внезапностью, экономической эффективностью, возможностью применения для широкого круга задач, масштабностью применения, обладанием эффекта «цепной реакции», сложностью осуществления международного контроля за разработкой и применением [6, С.54,55]. Классифицируя информационное оружие, В. Новиков выделяет следующие его разновидности: технические средства разведки, информационно-техническое оружие, информационнопсихологическое оружие. Нас в большей мере интересует последняя разновидность информационного оружия в политически ориентированном аспекте рассмотрения. В свою очередь к информационно-психологическому оружию В. Новиковым отнесены «уже широко известные и апробированные на практике средства (системы) информационно-психологического воздействия, такие, как MASS-MEDIA (средства массовой информации) и психотропно-инфомационное оружие, нейролингвистическое воздействие (программирование), электронные (виртуальные) деньги, а также находящиеся в стадии научных и опытно-конструкторских разработок энергоинформационное, соматропно-психоинформационное оружие и рассматриваемое в виде возможной перспективы психотропно-информационное, биоэнергоинформационное, психотропно-генетическое и виртуальное информационно-психологическое оружие (терминология автора)» [6, С.149,150]. Кроме перечисленного указываются как виды информационно -психологического оружия - лингвистические методы борьбы и флешмоб -внезапная толпа, к чему можно добавить использование скрытых образов в видеоряде, звуков в не воспринимаемом ухом диапазоне частот.

Еще один аспект ведения информационной войны достойный внимания -возможность вести её сетевыми методами. Информационные сети это не только электронная сеть, например, Интернет, а возможность распространения информации по принципу сетевой топологии, элементами которой могут быть общественные организации и движения, неправительственные объединения, политические партии, финансовые структуры, средства массовой информации. Объект сетевой информационной войны - это индивид, важно чтобы он был как можно более атомизирован, т.к. в этом случае им проще управлять. Единство народов, общин, этносов необходимо как можно сильнее разобщить, таким образом, появляется перспектива захвата такого социума и подчинения его своим интересам. Информация в сетевой войне распространяется по определенным правилам, центр управления при этом скрыт и не проявляется как элемент системы, тем самым снимая с себя прямую ответственность за последствия информационных операций. Правила подразумевают создание информационного шума, в котором тяжело вычленить актуальные сведения. Фигуранты сети наоборот, понимая намерения инициатора, легко прочитывают суть сообщений. Следующий принцип сетевой войны это автосинхронизация элементов сети по горизонтально ориентированной схеме, что позволяет осуществлять управление из локально размещенного узла, имитируя самоорганизацию системы, сокрыв центр. Результатом сетевой войны должно стать вовлечение в структурные изменения общества как можно большего числа мыслящих его представителей с целью формирования их мышления, мнения, поведения, участия в радикальных общественных трансформациях и даже самостоятельного осуществления таких необратимых изменений.

Воздействие на сознание (от лат. - conscienia) человека и результативное его изменение позволило называть такие процессы консциентальными [2, С.194]. На промежуточном этапе воздействия консциентальными методами на общество-мишень, создаваемая в нём «пятая колонна», становится настолько широкой, что приобретает иной, более актуальный статус, который позволяет брать ответственность за последствия на себя и самостоятельно осуществлять преобразования выгодные агрессору. В результате над обществом-жертвой устанавливается контроль, затем возможны подчинение, раздел, отторжение суверенитета, территории государства.

Другая сторона консциентальных войн заключается в том, что из людей формируются «умственно ограниченные индивиды, интересы которых очерчены исключительно рамками потреблений и развлечений, пригодные для выполнения работ средней квалификации и придерживающиеся трансплантированных в них мировоззренческих стандартов, что возможно только при тотальном сломе всех существующих в сознании человека традиционных норм конфессиональной, национальной и культурной самоидентификации» [2, С.204].

Исходя из вышеизложенного, следует необходимость выявление негативного информационного влияния, и действенное противостояние ему с получением положительного результата, что очень важно для современного состояния российского общества.

Всесторонний анализ мирового, российского исторического опыта и современного состояния дел в сфере информационного воздействия в политических целях требует, как результирующую составляющую этой деятельности, активное использование на практике приобретенных умений и навыков в информационном противоборстве на политической ниве. Подспорьем этому послужит тот факт, что передовые западные идеологи сталкиваются с проблемой творческого кризиса, а российское общество, привитое информационным вирусом, проявляет стремление к оздоровлению. Поэтому интенсификация информационных процессов, направленных на формирование национальных идеалов и целей для их достижения, должна восприниматься с оптимизмом. Тем более что в научных кругах накопилось достаточно актуальной правдивой информации, которая способна помочь разобраться в хитросплетениях информационного противоборства. Российские ученые - политологи, философы, используя различные подходы, по сути, склоняются к единому мнению, что необходимо, изучая и учитывая опыт информационного воздействия, более агрессивно осуществлять защиту и соответственно отвечать на вызовы, забирая инициативу в свои руки.

В. Петровский в статье «Мягкая сила» по-русски в поисках точки опоры» [5, С.72] представляет мягкую силу согласно Концепции внешней политики РФ, как «комплексный инструментарий решения внешнеполитических задач с опорой на возможности гражданского общества, информационнокоммуникационные, гуманитарные и другие альтернативные классической дипломатии методы и технологии» [13, С.7]. Разъясняется при этом, что привлекательность модели государства, культурная притягательность страны, интеллектуально-научный потенциал, просто стиль жизни являются составными частями «мягкой силы».

Иначе представлены возможности этого явления в статье Е. Пономаревой «Привилегия проводить независимую внешнюю политику». Соединенные Штаты Америки путем использования «мягкой власти» (softpower), готовят общество в странах-мишенях для политических перемен, революций, волнений, беспорядков. «Область приложения «мягкой власти» поистине безгранична…, она внедряет идеалы и ценности и проводит интересы этого субъекта. Причем все это делается публично. Softpower использует весь спектр культурных, информационных, разведывательных, сетевых, психологических и иных технологий» [9] - говорится в статье. При этом необходимо отметить, что В. Путин подобные явления называет «прямым вмешательством во внутреннюю политику других государств», обращая внимание на то, что «Интернет, социальные сети, мобильные телефоны и т.п. превратились -наряду с телевидением - в эффективный инструмент как внутренней, так и международной политики» [10]. Е. Пономарева утверждает, что «именно с помощью технологий «мягкой власти» готовились «цветные революции», а финансировалась и поддерживалась вся эта работа через различные фонды и иные неправительственные структуры» [9], и приходит к выводу, относительно Российской Федерации: «Фактически на наших глазах происходит реанимация холодной войны, средства и технологии ведения которой (включая «цветные революции») теперь серьезно модернизированы. Для нейтрализации такого рода действий необходимо использование технологий, аналогичных «цветным» (т.е. «мягкой контр-силы»), в сочетании с твёрдой уверенностью в своей правоте. Только так - в жесткой сетевой войне - Россия сможет избежать экспорта на её территорию «цветной революции», сохранить свою государственность и свое будущее, а значит - и привилегию проводить независимую внешнюю политику» [9].

Таким образом, информационно-психологическое воздействие используется с определенной целью, смысл которой состоит в том, чтобы создать условия для получения политической власти, для её удержания в государстве путем открытого, правомочного их использования или же в ходе информационного противоборства для нанесения ущерба и провокации нестабильности. Влияние в ходе информационного противоборства, навязываемая населению линия поведения может изменить течение исторического культурного развития общества, переориентировав его в иное русло.

Данное утверждение вызывает необходимость противодействия деструктивному информационному влиянию на сообщества людей, путем принятия превентивных мер, перекрытием информационных потоков и обеспечения информационной защиты государства. При помощи информационного воздействия, возможно, бороться с имеющимися угрозами, обеспечивая состояние безопасности в различных сферах, осуществляя профилактическую и превентивную деятельность, предупреждая противозаконные деяния. Подобных предположений придерживается A. Овчинский, говоря о воздействующем назначении информационнопсихологического влияния [7, С.52,53].

Следственно актуализируется проблема обеспечения информационной безопасности общества. Информационная безопасность - это способность государства защитить все сферы общественной жизни, сознание и психику граждан от негативного информационного воздействия, обеспечить субъекты политической деятельности данными для успешной модернизации общества, не допустить утечки закрытой, общественно ценной информации и сохранить постоянную готовность к информационному противоборству внутри страны и на мировой арене, способствовать достижению социальной стабильности и согласия в обществе. Необходимо учитывать важность и возможности использования информационно-политических технологий, так как с их помощью можно создавать высококультурный в политическом смысле, активный, сознательный социум, или же распространять чуждые для народа идеологию, ценности, образы.

В этой связи необходимо заострить внимание на том, что для государственности формирование идейной составляющей, мобилизация граждан на преодоление проблем, вооружение целеполагающими концепциями посредством воздействия на массы людей через информационно-политические технологии имеет немаловажное значение и должно приобрести позитивный характер. Для этого требуются определенные условия, снижающие степень деструктивности информационного воздействия. Начало уже положено, так B. Путин на пресс-конференции в декабре 2013 года, упомянул, что «Государственные информационные ресурсы должны возглавляться патриотично настроенными людьми, защищающими интересы Российской Федерации» [11].

В последующем, используя разносторонний опыт других государств, целесообразно применять комплекс концепций, основанных на следующих принципах:

  1. информационное доминирование во внутреннем и внешнем информационном пространстве;
  2. опора на идеологические традиционные установки как основу государственного устройства;
  3. наличие законодательной основы на территориальное закрытие и запретительные меры в случае информационной агрессии;
  4. комбинирование перечисленных концепций.

В результате основными векторами информационного воздействия должны стать: (не только) а) объективное информирование; б) генерация информационного поля и общественного мнения; (но и) в) обучение, воспитание и формирование миропонимания; г) продвижение аксиологических норм и идеологических установок; д) создание семантических императивов и оградительных барьеров от информационной агрессии; е) мобилизация, мотивация масс людей на преодоление трудностей.

Список литературы

  1. Журнал Министерства обороны Российской Федерации «Ориентир» № 10, 2012;
  2. Карякин В. В. Геополитика третьей волны: трансформация мира в эпоху Постмодерна: Монография. - М.: 2013;
  3. Корсаков Г.Б. Информационное оружие супердержавы;
  4. Матвейчев О., Гусев Д., Чернаков С., Хазеев Р. Уши машут ослом. Современное социальное программирование. 2-е изд., исправленное и дополненное. - СПБ.: Питер, 2014;
  5. «Мягкая сила» по-русски в поисках точки опоры» / «Международная жизнь», ежемесячный журнал, июль 2013.
  6. Новиков В.К. Информационное оружие - оружие современных и будущих войн. - М.: Г орячая линия - Телеком, 2011;
  7. Овчинский А.С. Информация и оперативно-розыскная деятельность: монография / Под ред. заслуженного юриста Российской Федерации, доктора юридических наук, профессора В.И.Попова. - М.:ИНФРА-М, 2002;
  8. Панарин И.Н. СМИ, пропаганда и информационные войны. М.: Поколение, 2012.
  9. Пономарёва Е.Г. Привилегия проводить независимую внешнюю политику.
  10. Путин В.В. «Россия и меняющийся мир»
  11. «Путин: государственными СМИ должны руководить патриоты» URL: http://ria.ru/society/20131219/985198788.html#ixzz2tW6wcTRS (дата обращения: 16.02.2014);
  12. Фоминых А. «Мягкая мощь» обменных программ», Международные процессы. Том 11, №1 (32). Январь - апрель 2013;
  13. «Концепция внешней политики Российской Федерации» (дата обращения 08.06.2013)
публикации/informatsionnaya-voyna-i-eyo-tehnologicheskie-osobennosti.txt · Последние изменения: 2015/12/22 02:37 — Павел Кульков